Посольство Российской Федерации в Норвегии
(+47) 22 55 32 78
(+47) 22 44 06 08
/
14 июня

Комментарий Посольства России газете «Неттависен»

Российский трубопроводный газ является наиболее доступным для европейцев. Многолетнее сотрудничество с Европой в сфере энергетики доказало, что Россия является надежным партнером, тщательно выполняющим взятые на себя обязательства. При этом с учетом присутствия на европейском газовом рынке других крупных игроков, включая Норвегию, у Евросоюза есть возможность закупать углеводороды и у других стран.

В настоящее время центр газодобычи в России сместился на север в район полуострова Ямал. Путь оттуда до европейских рынков через Балтийское море на 1885 км короче, чем через Украину. Соответственно, стоимость доставки газа по нему в Германию будет в 1,7-2 раза ниже, чем через украинскую газотранспортную систему (ГТС). Таким образом, европейским потребителям не придется переплачивать, компенсируя покрытие транзитных издержек. Не говоря уже о значительном технологическом отставании украинской ГТС от требований новых проектов.

Реализация проекта «Северный поток-2» не предусматривает отказа от транзита российского газа по действующим трубопроводам. Российская сторона неоднократно заявляла о готовности сохранить транзит газа через Украину после 2019 г. Для этого необходимо урегулировать отношения между заинтересованными компаниями, согласовать стабильные и выгодные экономические условия, создать атмосферу, способствующую нормальному диалогу.

Идя навстречу пожеланиям европейцев, мы дали согласие на консультации в трехстороннем формате Россия-ЕС-Украина по транзиту через украинскую ГТС. Пока прогресс отсутствует. При этом украинская сторона продолжает тиражировать иски, пытаясь тем самым нанести ущерб ПАО «Газпром».

Украина, контролируя свыше 40% транзита российского газа в Европу, сейчас фактически занимает доминирующее положение. На это закрывают глаза, хотя очевидно, что такой уровень зависимости от одного украинского маршрута в корне противоречит установкам энергополитики самого ЕС.

Заявления об использовании российского газа в качестве политического инструмента оснований не имеют. Рассматриваем их как часть развернутой против проекта «Северный поток-2» беспрецедентной информационной кампании, к которой добавились инструменты санкционного давления как средство недобросовестной конкуренции.