Посольство Российской Федерации в Норвегии
(+47) 22 55 32 78
(+47) 22 44 06 08
/
22 апреля

Реалии и мифы НАТО

НАТО – самый успешный альянс в истории

Это субъективная и тенденциозная оценка. Об успешности нужно судить по результатам. Североатлантический альянс выполнил, по сути, лишь свое изначальное предназначение – «to keep Americans in, Germans down and Russians out», как его некогда сформулировал первый генсекретарь блока лорд Г.Л.Исмэй.

Страны НАТО приписывают себе лавры победителей в «холодной войне». Однако ее окончание было бы невозможным без принципиального согласия СССР на объединение Германии, а также усилий Москвы по сокращению вооружений и в целом устранению материального наследия периода блоковой конфронтации.

Попытки адаптации НАТО под задачи постбиполярной эпохи – противодействие новым вызовам – провалились, поскольку не предполагали трансформации самой сущности блока. Альянс еще долго будет ассоциироваться с дестабилизацией Балкан в 1990-х гг., военными авантюрами в Югославии и Ливии, многолетней неудачной кампанией в Афганистане. Их итог – многочисленные жертвы среди гражданского населения, уничтожение инфраструктуры и значительный экономический ущерб, распад государств де-юре или де-факто, а также тяжелый удар по основополагающим принципам международного права. Это крайне сомнительные успехи.

Осознание неспособности найти альянсу более достойное применение и привело к решению вернуть его «к истокам» – консолидации стран Запада вокруг противостояния мнимой общей угрозе. Однако и здесь «достижения» НАТО – милитаризация Европы, нагнетание напряженности, соучастие в развале основ стратегической стабильности – никак не способствуют выполнению главной задачи любого военного объединения – обеспечения безопасности населения стран-членов.

НАТО – исключительно оборонительный союз

Это часто используемое руководством НАТО утверждение опровергается участием альянса в агрессивных действиях против Югославии в 1999 г., Ливии в 2011 г.

Наличие у стран НАТО самого мощного совокупного военного потенциала, исторический опыт, конфронтационная риторика и действия в отношении России не позволяют доверять утверждениям об исключительно оборонительном характере альянса. По сути, история НАТО – это история вооруженных интервенций.

НАТО – источник легитимности

Попытка подменить международное право «натовской легитимностью» - среди главных причин, которые привели к сегодняшнему кризису европейской безопасности.

Руководством альянса этот принцип в свое время был сформулирован так: «Только НАТО является поставщиком той политической легитимности и военной мощи, которую ни одна страна или коалиция не сможет обеспечить» («Only NATO delivers the political legitimacy and military strength that no one nation or ad-hoc coalition can deliver on its own», выступление генсекретаря НАТО А. Фог Расмуссена в Институте Брукингса, Вашингтон, 19 марта 2014).

Неоднократные случаи нарушения странами альянса международного права (Югославия) или обхода мандата ООН (Косово, Ливия) свидетельствуют об их приверженности абстрактным категориям «порядка, основанного на правилах». В его основе – примат интересов стран «крупнейшего альянса демократий», подкрепляемый их значительным военным, экономическим и информационным потенциалом. - НАТО нацелена на отражение угроз по всем азимутам

Основное внимание НАТО сфокусировано на борьбе с мифической «угрозой с Востока» - вблизи российских границ дислоцируются войска, модернизируется инфраструктура под ускоренную переброску подкреплений, проводятся крупномасштабные учения - в 2018 г. свыше 50 тыс. военных в ходе стратегических учений блока «Trident Juncture» отрабатывали весь спектр наступательных и оборонительных действий в условиях низких температур.

Ничего подобного на «южном фланге» не происходит. Еще недавно после серии терактов в Европе главной угрозой безопасности был объявлен международный терроризм, а общественность заверяли в готовности сделать все возможное для его искоренения. Сейчас европейские члены НАТО, поддаваясь давлению Вашингтона, наращивают потенциал противодействия «классической конвенциональной» военной угрозе, которой не существует.

Военные приготовления стран НАТО не направлены против России

Военное планирование альянса переформатируется под задачи противодействия «сопоставимому» сопернику в условиях конфликта высокой интенсивности. Приоритетное внимание уделяется восточному «флангу». Наращиваются усилия по повышению боеготовности войск, их оперативной переброске и ускоренному развертыванию. Модернизируются системы командования и тылового обеспечения, объекты инфраструктуры, создаются склады вооружений и военной техники. Значительно активизирована деятельность натовских сил в Балтийском и Черноморском регионах, приарктической зоне.

Возрастают интенсивность и масштабы учений стран альянса, предусматривающих отработку как оборонительных, так и наступательных операций во всех операционных средах – на земле, на воде и в воздухе, а также в киберпространстве. К учениям привлекаются носители ядерного оружия, в том числе стратегические.

В сопредельных с Россией регионах на непрерывной «ротационной» основе размещена коалиционная передовая группировка общей численностью 10-12 тыс. чел. (и это без учета национальных потенциалов европейских стран и постоянно дислоцированных в Европе 65 тыс. американских военных). Совокупная численность личного состава вооруженных сил стран-членов альянса в настоящий момент составляет более 3 млн чел. (у США – более 1,3 млн чел.).

Военные меры сопровождаются давлением в экономической сфере, антироссийской пропагандой, высылками дипломатов. Иными словами, создается основа для долгосрочного психологического и силового давления на нашу страну.

Заявления руководства НАТО и его стран-членов о том, что «альянс не ищет конфронтации с Россией и не представляет для нее угрозы», выглядят малоубедительными. Подтверждением искренности таких намерений на практике мог бы стать перевод политических обязательств в рамках ОБСЕ по построению единого и неделимого пространства безопасности в юридическую плоскость. Однако российская инициатива заключить Договор о европейской безопасности (ДЕБ), как известно, была отвергнута странами блока (причем задолго до украинского кризиса).

Принимаемые странами НАТО военные меры на восточном «фланге» вызваны событиями на Украине и в Крыму в 2014 г.

Линия Запада на слом международно-правового порядка и демонтаж системы сдержек и противовесов в области глобальной и региональной безопасности была взята задолго до возникновения даже предпосылок к внутриукраинскому кризису. Речь идет о многочисленных нарушениях международного права, продвижении НАТО вплотную к нашим рубежам, развитии военной инфраструктуры на территории новых членов, отработке новых форм военной активности, создании европейского сегмента глобальной ПРО США, участии неядерных стран в ядерных учениях под эгидой НАТО.

Страны НАТО не поддержали ни одну из инициатив России, нацеленных на формирование единого и неделимого пространства безопасности в Европе и снижение роли фактора силы (отказались от ратификации адаптированного ДОВСЕ, замотали инициативу ДЕБ, ушли от предоставления гарантий ненаправленности системы ПРО против российских СЯС). Более того, удар по стратегической стабильности был нанесен задолго как до событий на Украине, так и в Грузии - США денонсировали Договор о ПРО в 2002 г.

Кризис на Украине и антироссийские «страшилки» используются лишь в качестве обоснования деструктивного курса на милитаризацию Европы за счет европейских же налогоплательщиков.

НАТО проецирует стабильность на сопредельные регионы

Страны НАТО сперва создают проблемы, а затем «помогают» их решать. В свое время «Аль-Каида» возникла вследствие того, что США использовали моджахедов в Афганистане в качестве «попутчиков» для достижения сиюминутных целей («борец за свободу» У. бен Ладен затем стал «террористом №1»). Результатом вторжения в Ирак стало появление ИГИЛ. Операция в Ливии поставила страну на грань распада и способствовала миграционному кризису. Затем альянс либо взялся, либо объявил (как в случае с Ливией) о готовности помочь этим странам в укреплении безопасности и борьбе с международным терроризмом.

Негативные последствия «проецирования стабильности» в Югославии, Ливии и Афганистане до сих пор не преодолены.

НАТО не обещала России не расширяться на Восток

По данным наших архивов, которые подтверждаются и исследованиями зарубежных историков, соответствующие обещания не расширять НАТО давались, причем в некоторых случаях и публично, однако многие сегодня в НАТО предпочитают о них не вспоминать.

Так, в ходе подготовки Договора об окончательном урегулировании в отношении Германии лидеры государств-членов НАТО заверяли советское руководство, что у них нет планов расширения на Восток. Документальные подтверждения заверений западных лидеров содержатся в рассекреченных в мае 2006 г. записях бесед М.С.Горбачева с Госсекретарем Дж.Бейкером от 9 февраля 1990 г., с Канцлером ФРГ Г.Колем от 10 февраля 1990 г. и Президентом Франции Ф.Миттераном от 6 мая 1991 г.

Хотя это были не подписные гарантии, имело место «джентльменское соглашение», которое затем было грубо нарушено. Это является красноречивым свидетельством «весомости» устных гарантий НАТО.

Расширение НАТО укрепило безопасность Европы

Расширение альянса на восток – одна из ключевых причин нынешнего кризиса евробезопасности. Альтернативой могла бы стать реализация концепции единой Европы, свободной от разделительных линий и зон с разным уровнем безопасности, контуры которой были намечены в Хартии для новой Европы 1990 года. Существовала и основа для этого – СБСЕ, которая в это же время преобразовывалась в ОБСЕ.

Вместо объединительной схемы, которая по примеру примирения Франции и Германии могла бы обеспечить прочный мир и сотрудничество между США и Россией и далее на всем евроатлантическом пространстве, была избрана стратегия расширения зоны исключительного влияния Запада под военно-политическим «зонтиком» НАТО.

Расширение НАТО способствует стабильности и безопасности у границ России

Нас на протяжении многих лет убеждали, что вступление в НАТО стран Центральной и Восточной Европы улучшит отношения с Москвой, избавит их от фобий «тяжелого исторического наследия» и создаст «пояс» дружественных России государств. Эти утверждения оказались мифом. Напротив, теперь в центр политики безопасности этих государств поставлен тезис о необходимости их особой защиты. Расширение НАТО обострило синдром «прифронтовых государств» и создало предпосылки для возведения нового «железного занавеса» – со стороны Запада.

В свое время именно Россия внесла решающий вклад в дело устранения материального наследия эпохи конфронтации. Демилитаризация стран Восточной Европы за счет вывода войск, а не наращивание военного присутствия иностранных сил и средств, как это делают сейчас в НАТО – стала весомым фактором укрепления европейской безопасности.

Свободный выбор стран в пользу вступления в НАТО не может быть провокацией

В отсутствие военной угрозы для государств Восточной Европы и Балкан их вступление в НАТО не может рассматриваться иначе как расширение зоны военно-политического влияния альянса. Размещение на территории новых членов военной инфраструктуры, предназначенной для развертывания направленных против России военных потенциалов, воспринимается нами в качестве провокации.

Согласно Основополагающему Акту Россия-НАТО 1997 г., альянс взял обязательство полагаться на адекватную инфраструктуру, соизмеримую с задачами, которые он перед собой ставит. По характеру создаваемой инфраструктуры можем судить и о ее реальных задачах. Этот же документ предусматривает, что при возникновении необходимости «усиление может происходить в случае защиты против угрозы агрессии и действий по поддержанию мира в соответствии с Уставом ООН и руководящими принципами ОБСЕ, равно как для учений в соответствии с адаптированным Договором об ОВСЕ». Угрозы агрессии со стороны России нет. Операций по поддержанию мира с участием НАТО в этом субрегионе Европы также не просматривается.

Лучшим способом обеспечения безопасности европейских стран было и остается построение взаимовыгодных и равноправных отношений со своими соседями как на востоке, так и на западе Европы.

Вступление в НАТО – свободный выбор

Втягивание новых стран в НАТО может происходить и без учета мнения населения, как в случае со вступлением Черногории (2017 г.) в НАТО, а также с Северной Македонией, где были закрыты глаза и на результаты национального референдума. Ключевым критерием принятия в НАТО новых стран была и остается политическая целесообразность.

Россия угрожает безопасности «прифронтовых» государств НАТО

Скорее безопасности «прифронтовых» государств угрожают они сами – регулярно случаются инциденты, вызванные неадекватно повышенной военной активностью на их территориях. Натовские военные попадают в аварии, устраивают пьяные драки и дебоши, совершают ошибочные пуски боевых ракет (в августе 2018 г. в Эстонии). Данная тенденция становится все более характерной и для Севера Европы - в ноябре 2018 г. ставшая хозяйкой крупномасштабных стратегических учений НАТО «Trident Juncture» Норвегия отметилась затоплением военного фрегата «Хельге Ингстад» от столкновения с нефтеналивным танкером и утилизацией его торпед в открытом море вместо специальных полигонов.

Россия не уведомляет и не приглашает иностранных наблюдателей на свои учения

Россия является самым проверяемым государством ОБСЕ.

Минобороны России регулярно организует брифинги о проводимых учениях в различных форматах, в частности на профильной площадке ФСОБ ОБСЕ, для военных атташе иностранных государств в Москве, а также в ходе заседаний Совета Россия-НАТО (СРН). Только в 2018 г. проведено 15 брифингов об учениях и внезапных проверках на различных площадках в Москве, Брюсселе и Вене. Кроме того, нами приглашаются наблюдатели на учения, в т.ч. и вне рамок Венского документа 2011 г. На маневры «Восток-2018» было приглашено около 100 военных атташе, включая представителя Военной миссии связи НАТО в Москве. - Возрастающие угрозы безопасности требуют от стран-членов наращивания оборонных расходов

Наращиванию странами-членами НАТО оборонных расходов нет разумного обоснования. Совокупные военные траты стран НАТО (свыше 1 трлн долл.) в 2018 г. превысили российский оборонный бюджет (46 млрд долл.) в 22 раза и давно уже составляют свыше половины общемировых.

Ожидается, что за период 2016-2020 гг. расходы европейских стран и Канады вырастут в общей сложности на 100 млрд долл. Европейские страны альянса должны будут реализовать дорогостоящие программы перевооружения, в значительной степени за счет продукции американского ВПК.

В отличие от натовских стран, Россия снижает расходы на оборону.

НАТО – крупнейшее сообщество демократий

Страны НАТО неоднократно нарушали международное право, как в ходе военных авантюр в Югославии, Ливии, Ираке, Афганистане, так и путем вмешательства во внутренние дела суверенных стран (Украина – поддержка «майдана» и давление на В.Януковича, ультимативное навязывание законов киевскому режиму; Северная Македония – проигнорированы результаты референдума, накануне которого македонцам руководители альянса и его стран-членов сулили различные выгоды в случае «правильного выбора»; прямое вмешательство американской дипмиссии в Скопье в процедуру парламентского голосования).

Вместо этого активно пытаются подменить правовые нормы некими ими же выдуманными правилами (rules-based order).

Более того, страны НАТО не привлекают к ответственности виновных из числа собственных граждан за преступления в ходе военных кампаний блока.

НАТО заинтересована в диалоге с Россией

В паре «диалог-сдерживание», о которой говорят в НАТО применительно к России, крен в сторону «сдерживания» очевиден. Реального диалога с практической отдачей почти нет.

По инициативе альянса в 2014 г. было разорвано все практическое сотрудничество, в том числе многочисленные проекты Совета Россия – НАТО в Афганистане, по борьбе с терроризмом. Позитивная повестка дня, которая была наработана с немалым трудом в предшествующие годы, на сегодняшний день отсутствует.

В 2016 г. были возобновлены заседания СРН на уровне послов. Тем не менее альянс продолжает уходить от предметного разговора по вопросам деэскалации напряженности и рискам опасной военной деятельности.